Государство и право в удельный период

Данный период связан с памятниками права феодальной раздробленной Руси. Она была обусловлена социально-экономическим развитием отдельных русских земель. С развитием феодальных отношений феодалы приобретали права носителей государственной власти. Они получили право управлять населением своих владений, судить его и получать дань. После смерти Ярослава Мудрого (1054) Древнерусское государство распалось на ряд самостоятельных полугосударств. В XII в. на Руси существовало уже двенадцать отдельных земель: Киевская, Черниговская, Переяславская, Новгород-Северская, Волынская, Галицкая, Смоленская, Полоцкая, Турово-Пинская, Новгородская, Ростово-Суздальская (Владимирская), Муромо-Рязанская. Важнейшие правовые сборники, возникшие в Киеве, признавались действующими и в других землях. Такими сборниками были Русская Правда и княжеские церковные уставы (великих князей Владимира и Ярослава). Помимо этого следует отметить, что Уставная грамота смоленского князя Ростислава 1150 и договор смоленского князя Мстислава Давыдовича, заключенный с Ригой, Готландом и немецкими городами в 1229 сыграли существенную роль в регулировании общественных отношений. Уставная грамота князя Ростислава раскрывает внутренний строй Смоленской земли, количество ее основных административных единиц, виды княжеских доходов и сумму этих доходов, взимавшихся с каждой административной единицы. При этом имеет огромное значение и уяснение взаимоотношений княжеской власти с Церковью. Понятна роль вопроса о церковной десятине, установлена роль и положение определенных групп сельского населения, в частности изгоев. Важен договор Мстислава Давыдовича с немцами (1229). Для того чтобы иметь полное представление о развитии Русского государства и права в период феодальной раздробленности, необходимо ознакомиться с основными дошедшими до нас юридическими памятниками этого периода. Примечательно, что в Галицкой Руси, где была создана замечательная в истории русской литературы Ипатьевская летопись, существовало много и весьма разнообразных юридических памятников. Известно, что там возникла особая редакция Устава князя Владимира. Смоленское княжество. Расцвет Смоленской земли был вызван не только общим экономическим развитием русских земель во вт. пол. XII в., но и рядом других причин. Среди них надо указать на то, что она стала благодаря своей относительной безопасности от набегов во вт.пол. XII в. центром притяжения городского и сельского населения из тех областей Киевского государства, которые в первую очередь подвергались разрушительным набегам со стороны завоевателей. Исключительными памятниками являются Уставная грамота смоленского князя Ростислава (1150) и договор смоленского князя Мстислава Давыдовича, заключенный с Ригой, Готландом и немецкими городами (1229). Уставная грамота князя Ростислава прежде всего прекрасно вскрывает внутренний строй Смоленской земли, количество ее основных административных единиц, виды княжеских доходов и сумму этих доходов, взимавшихся с каждой административной ед. Вместе с тем Уставная грамота имеет особое значение, т.к. дает понимание правоотношений княжеской власти с Церковью. К XIII-XIV вв. Новгородская земля превратилась в одно из самых обширных в Европе государств. Владения Новгорода простирались от берегов Балтийского моря до реки Оби. Новгородская земля имела свои особенности в общественно-экономическом развитии. Экспроприация общинных земель в Новгороде была произведена местными представителями родоплеменной знати, а также крупными землевладельцами, выросшими внутри разлагавшихся общин. Большая часть не освоенных боярством земель досталась Церкви — Софийскому дому, монастырям и церквам. Кроме князя, высшими органами власти в Новгороде были боярский совет и вече. Юридически главным органом власти считалось вече, фактически же все нити внутренней и внешней политики находились в руках боярского совета («господы»). Он составлялся из верхушки новгородского общества — бояр — и представителей высшей новгородской администрации — посадников и тысяцких, соцких и кончанских старост. Боярский совет решал основные вопросы внутренней и внешней политики, вопросы о том, какие дела надлежало передать на рассмотрение веча. Боярский совет осуществлял общее наблюдение за деятельностью административных органов. Положение князя в Новгороде было иное, нежели в других землях. Новгородские князья выбирались вечем и должны были заключать с Новгородом договоры, скрепляемые присягой. Власть князя ограничивалась: 1) князь не имел права раздавать новгородские волости своим людям, он мог раздавать их только новгородцам; 2) князь не мог без новгородского посадника отправлять суд, раздавать волости, хотя бы и новгородцам, и издавать грамоты; 3) князь не мог отнимать розданные волости по-своему произволу (без вины). Фактически власть князя была еще более ограниченной: он не мог издавать законы, по своей инициативе объявлять войну и заключать мир с соседними государствами. Среди мер, имевших целью предотвратить влияние князя, следует указать на: 1) запрещение князьям, их женам, их боярам и дворянам принимать закладчиков из числа купцов и смердов; 2) запрещение князьям, их женам, боярам и дворянам покупать и вообще приобретать каким-либо способом землю
в Великом Новгороде; 3) запрещение ставить слободы (организовывать поселения, население которых было освобождено от платежа дани) и учреждать места для сбора торговых пошлин (мыта); 4) запрещение производить торговые операции с немцами без посредничества yовгородских купцов. Новгородские юридические памятники датируются XII-XV вв., т.е. временем, от которого до нас дошло
незначительное число юридических памятников основных
русских центров — Владимирского, Тверского, Рязанского и Московского княжеств. Поэтому они помогают нам не только вскрывать специфику политического и правового строя Новгорода, но и основные моменты в развитии общерусского права в условиях дальнейшего общественно-экономического развития, роста классовой борьбы на основе общих политических и правовых принципов, установленных в Древней Руси.

ПАМЯТНИКИ ПРАВА ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЙ РУСИ XII-XIII в.в. Одним из последствий татаро-монгольского ига было массовое истребление русских городов, при котором погибли ценнейшие древнерусские законодательные и актовые памятники. Чем объясняется отсутствие актовых материалов по истории Ростово-Суздальского, Киевского, Черниговского и других русских княжеств XII-XIII вв. В Юго-Западной Руси остававшиеся документы также истреблялись вместе с другими памятниками древнерусской культуры польско-литовскими панами и католическим духовенством. Поэтому дошедшие до нас единичные документы по истории Галицко-Волынской Руси XII-XIII вв. являются уникальными памятниками прошлого, помогающими конкретно изучить важные проблемы истории права юго-западных древнерусских княжеств. 1134 г. ГРАМОТА ИВАНА РОСТИСЛАВОВИЧА БЕРЛАДНИКА — грамота князя Ивана Ростиславовича Берладника — ценный источник по истории Дунайско-Днестровских земель в XII в., рисующий экономические связи Галицкого княжества с чешскими, венгерскими и другими купцами. Смысл грамоты заключается в установлении льгот для месембрийских (болгарских) купцов: эти купцы освобождались от платы мыта, когда привозили в Малый Галич товары «на изклад» (на привоз товаров в другие города льгота не распространялась). При торговле «на исъвоз» мыт платился, наоборот, только в Малом Галиче, а не в других городах княжества; 1287 г. «РУКОПИСАНИЯ» КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬКОВИЧА «Рукописание» князя Владимира Васильковича свидетельствует о нормах наследственного права во Владимиро-Волынском княжестве. В нем говорится о передаче князем Владимиром права эксплуатации феодально-зависимого населения своим наследникам. Одновременно оно дает материалы для изучения организации управления селами и городами Юго-Западной Руси. Дата этой грамоты, как и следующей, условна. Она заимствована из Ипатьевской летописи. Однако датированы события XIII в. в Ипатьевской летописи значительно позднее составления летописного текста, поэтому ее прямые хронологические указания не могут приниматься безоговорочно; 1289 г. УСТАВНАЯ ГРАМОТА КНЯЗЯ МСТИСЛАВА РОМАНОВИЧА Уставная грамота Владимиро-Волынского князя характеризует повинности, ложившиеся на плечи феодально-зависимого населения Юго-Западной Руси.

ПАМЯТНИКИ ПРАВА СМОЛЕНСКОГО КНЯЖЕСТВА XII-XIII в.в. 1150 УСТАВНЫЕ ГРАМОТЫ КНЯЗЯ РОСТИСЛАВА СМОЛЕНСКОГО — Уставная грамота князя Ростислава Мстиславича. Ст. 1. Статья первая говорит об учреждении смоленской епископии («уставляю епископью») князем Ростиславом Мстиславичем (ср. ст. 9) и устанавливает ее правовое положение. Основание епископии обычно сопровождалось изданием уставной грамоты, определявшей взаимоотношения между светской и духовной властью в княжестве и размер феодальных поборов, собиравшихся епископом в свою пользу. Ростислав Мстиславич упоминается как смоленский князь в летописях под 1128-1160 гг.; с 1160 по 1168 гг. — великий князь Киевский (умер в 1168 г.). Датируется первая грамота указанием грамоты епископа Мануила. Приведох епископа — Мануила (ср. ст. 7), бывшего смоленским епископом в 1137-1168 гг. С думав с людми своими — имеется в виду смоленское вече (ср. ниже «ни князь ни людие» — ст. 7). Ст. 2. Статья передает в компетенцию смоленского епископа дела о прощениках.
Святей Богородици — т.е. в ведение епископской Богородицкой церкви. С медом — с медвяным оброком. С вирою и с продажами — О вире (штрафе за убийство свободного человека) и продажах (штрафы за кражу и оскорбления). Смоленская уставная грамота развивает дальше нормы Русской Правды. Ст. 3. В статье определяется размер «десятины», шедшей с различных территорий Смоленского княжества в епископскую казну. Вместе с тем статья дает материалы для характеристики дани и других податей, шедших в княжескую казну, и эксплуатируемого населения Смоленска. Княжеские доходы в Уставной грамоте исчисляются суммой свыше 4000 гривен (нужно учитывать также, что многие подати в грамоте точно не обозначены).

1229 г. ДОГОВОР (ПРАВДА) СМОЛЕНСКА С РИГОЮ И ГОТСКИМ БЕРЕГОМ. 1230-1270 гг. СОГЛАШЕНИЕ СМОЛЕНСКА С РИГОЮ И ГОТСКИМ БЕРЕГОМ. А ряд мои с Немьци таков: Аже будуть мои Смолняне в Ризе, вольное търгование им в Ризе. Аже будуть Смолняне на Гътьскомь березе, вольное търгование им на Гътьскомь березе. Аже будуть Немьци в моемь Смоль [нь]ске ], вольное им търгование в моемь Смольньске. А места на корабли вольная, како Немечичю, тако и Смолнянину. Аже убьють мужа вольного, тъ выдати розбоиникы, колико то их будеть было; не будеть розбоиников, то дати за голову 10 грив[ен] серебра. Аже убьють посла или попа, то двое того дати за голову; аже не будеть розбоиников, будуть розбоинициг выдати. Или кто выбиеть око человеку, или ногу ототнеть, или руку ототьнеть, или иную хромоту в теле учинить, 5 грив[ен] серебра платити, а за зуб 3 грив[ны] серебра. Или человек человека деревъмь ударить до кръви, или по лицю ударить, а дати ему 3 грив[ны] серебра. Или человек ранить мечемь или ножемь, а хромоты на теле его не будеть, дати ему 3 грив[ны] серебра.

ПАМЯТНИКИ ПРАВА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА XII -XV в.в. XII-XIII вв. АКТЫ ФЕОДАЛЬНОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ И ХОЗЯЙСТВА. Данные акты дают ценные материалы для историко-правовой науки, особенно феодального землевладения в Великом Новгороде. В Новгороде экспроприация общинных земель была произведена крупным боярством и церковными феодалами. Здесь не сложилось княжеского домениального землевладения и землевладения княжеских дружинников. Отсутствие достаточно прочной экономической и социальной базы у новгородских князей, рост экономического и политического могущества новгородских бояр привели к тому, что Новгород в XII в. превратился в феодальную республику, возглавленную боярской аристократией. В архивах Великого Новгорода сохранились древнейшие русские акты феодального землевладения и хозяйства и, в первую очередь, грамота великого князя Мстислава Владимировича — древнейший русский акт, сохранившийся в подлиннике, характеризующий феодальный иммунитет XII в. Грамоты князей Всеволода Мстиславича и Изяслава Мстиславича характеризуют феодальное землевладение крупных новгородских монастырей-вотчинников. Вкладная Варлаама Хутынского — древнейший из дошедших до нас русских частных актов. Эта грамота, как и духовная новгородца Климента, дает ценные сведения о хозяйстве новгородской боярской и купеческой знати.

1125-1132 гг. ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МСТИСЛАВА ВЛАДИМИРОВИЧА И СЫНА ЕГО ВСЕВОЛОДА НОВГОРОДСКОМУ ЮРЬЕВУ МОНАСТЫРЮ НА СЕЛО БУИЦЫ, ПОЛЮДЬЕ И СЕРЕБРЯНОЕ БЛЮДО.

1125-1137 гг. ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА МСТИСЛАВИЧА ЮРЬЕВУ МОНАСТЫРЮ НА РЕЛЬ У ВОЛХОВА С УСТАНОВЛЕНИЕМ МЕЖ МЕЖДУ ЮРЬЕВЫМ И ПАНТЕЛЕИМОНОВЫМ МОНАСТЫРЯМИ.

1125-1137 гг. ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА МСТИСЛАВИЧА ЮРЬЕВУ МОНАСТЫРЮ НА ТЕРПУЖСКИИ ПОГОСТ ЛЯХОВИЧИ.

1146-1155 гг. ГРАМОТА ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ИЗЯСЛАВА МСТИСЛАВИЧА НОВГОРОДСКОМУ ПАНТЕЛЕЙМОНОВУ МОНАСТЫРЮ НА СЕЛО ВИТОСЛАВИЦЬ И ДРУГИЕ ЗЕМЛИ.

Не позднее 1147 г., ДАННАЯ АНТОНИЯ РИМЛЯНИНА АНТОНИЕВУ МОНАСТЫРЮ НА ЗЕМЛЮ У РЕКИ ВОЛХОВА, КУПЛЕННУЮ ИМ У СМЕХНА И ПРОХНА ИВАНОВЫХ ДЕТЕЙ.

Не позднее 1147 г., ДУХОВНАЯ АНТОНИЯ РИМЛЯНИНА.

Около 1211 г., ДАННАЯ ВАРЛААМА СПАСО-ХУТЫНСКОМУ МОНАСТЫРЮ НА ЗЕМЛЮ С УГОДЬЯМИ, ЧЕЛЯДЬЮ И СКОТОМ.

Не позднее 1270 г., ДУХОВНАЯ КЛИМЕНТА.

1137 г., УСТАВ КНЯЗЯ СВЯТОСЛАВА ОЛЬГОВИЧА. Устав князя Святослава Ольговича (сохранился в одном списке, находящемся в Синодальной Кормчей 1282) представляет собою законодательный акт, регулировавший доходы новгородского владыки и дававший ему известную независимость от княжеской власти. Изданный после восстания 1136 г., Устав отразил ослабление княжеской власти в Новгороде и укрепление престижа новгородского епископа. В уставе находятся ценные сведения до организации управления в северных и северо-восточных землях Новгорода. Система эксплуатации населения, структура ранне-феодального государственного аппарата рисуются в Уставе необычайно ярко. Устав князя Святослава Ольговича представляет также значительный интерес для изучения процесса колонизации северо-восточных земель и роста территории Великого Новгорода в пер. трети XIII в.

1189-1199 гг. ДОГОВОР НОВГОРОДА С ГОТСКИМ БЕРЕГОМ И С НЕМЕЦКИМИ ГОРОДАМИ. Договор 1189-1199 гг. является древнейшим из числа дошедших до нас договорных грамот между русскими городами и немцами. Однако торговые сношения Новгорода с Готландом начала XII в. уже отмечены другими источниками; поэтому, очевидно, договор 1189-1199 гг. не был первым дипломатическим соглашением новгородцев с северными и западными соседями. Вместе с тем договор 1189-1199 гг. показывает значительную роль Великого Новгорода в торгово-дипломатической жизни Восточной Европы XII в. Договор говорит о взаимном праве свободной торговли, провозглашая принцип международного экономического сотрудничества, и в целях недопущения международных осложнений регулирует вопросы, связанные с привлечением к ответственности иностранцев за совершенные ими уголовные преступления. Этот договор отражает интенсивное развитие на Руси норм так называемого посольского права. Поскольку текст договора основан, прежде всего, на материалах Русской Правды, он свидетельствует о влиянии русского права на международное право XII в. Дошла до нас грамота в списке, посланном из Новгорода при составлении договорной грамоты Александра Невского с Готским берегом и немецкими городами 1262-1263 гг. Нумерацию статей даем по М.Ф. Владимирскому-Буданову.

1264-1270 гг., ДОГОВОРНЫЕ ГРАМОТЫ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ЯРОСЛАВА ЯРОСЛАВИМА С ВЕЛИКИМ НОВГОРОДОМ. Договорные грамоты Великого Новгорода с князьями являются памятником, отразившим основные черты государственного строя Новгородской феодальной республики XIII-XV вв. Новгородские договорные грамоты являются ценнейшим источником права Руси периода феодальной раздробленности. До нас дошло около 30 договорных грамот Новгорода с князьями XIII-XV вв. Древнейшими являются грамоты великого князя Ярослава Ярославича 1264-1270 гг. Однако они не были первыми из числа договоров новгородцев с представителями княжеской власти. Исследователи полагают, что формуляр дошедших до нас договоров начал вырабатываться уже в середине XII в. (после восстания 1136 г.), когда Новгород превратился в боярскую феодальную республику. Одной из особенностей этой республики, ярко выразившейся в договорных грамотах, был большой удельный вес боярства и купечества в ее политической жизни при значительном ограничении княжеской власти. В договорах с князьями фиксировались основные правовые нормы, касающиеся положения князя и его судебно-административного аппарата в Новгороде. Статьи, содержащие эти нормы, встречаются в большинстве из сохранившихся новгородских договорных грамот с князьями. Одновременно в договорах помещались статьи, которыми
регулировались отдельные спорные вопросы, вызывавшие трения между боярской верхушкой Новгорода и князьями. Договоры с князьями составлялись обычно в двух экземплярах от имени каждой из договаривающихся сторон. При этом каждая из сторон получала на сохранение текст договора, составленный от имени другой стороны. Грамоты князя Ярослава Ярославича 1264-1270 гг., как и большинство дошедших подлинных текстов договорных грамот Новгорода с князьями XIII-XV вв., являются документами Тверского архива, попавшими позднее в Москву. Это — документы, содержащие новгородские условия, составленные и заверенные новгородскими боярскими властями. Экземпляры договоров, составленные от имени великого князя Ярослава Ярославича, хранились в новгородском архиве и до нас не дошли. В литературе существуют серьезные разногласия по вопросу о времени составления всех трех грамот. Однако без привлечения всех этих документов нельзя себе представить сложения формуляра договоров Новгорода с князьями.

Около 1266-1267 гг. ВТОРАЯ ДОГОВОРНАЯ ГРАМОТА НОВГОРОДА С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ЯРОСЛАВОМ ЯРОСЛАВИЧЕМ.

1270 г., ТРЕТЬЯ ДОГОВОРНАЯ ГРАМОТА НОВГОРОДА С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ЯРОСЛАВОМ ЯРОСЛАВИЧЕМ.

УСТАВ КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА МСТИСЛАВИЧА. Устав князя Всеволода Мстиславича — сложный памятник, история которого еще недостаточно выяснена, С.В. Юшков полагает, что составлен он был в кругах, близких к новгородскому архиепископу, в конце XIII в. на основании подлинной грамоты князя Всеволода Мстиславича 1135-1137 гг. и Устава князя Владимира третьей редакции. Устав князя Всеволода дошел до нас в нескольких списках, древнейший из которых (середина XV в.) положен в основу настоящего издания. Более или менее значительные разночтения имеются только в одном из них (Соловецком — 1493 г.), но оки носят характер позднейшей правки. Состав грамоты князя Всеволода, положенной в основу Устава, С.В.Юшков восстанавливает следующим образом: Се яз князь Всеволод… съзвал есми десять сочких и старосту Болеслава и бириця Мирошку и старосту Иваньского Васяту и погадал есми с владыкою.. . и сочкими и с старостами дал есми старосте Иваньскому и всему Новгороду. . . скалвы вощаные, пуд медовый и гривенку рублевую, и локоть Иваньскыи и свои оброк: кубець черницам, а попу Иваньскому Русская пись с Борисоглебским напол, а сторожю Иваньскому Русской порочици пятно да десять конюхов соли. . . А дом святей Софии владыкам строити с сочкими, а старостам и торговьцам докладывая владыкы или кто будеть нашего рода князей Новагорода строить дом святаго Ивана. . . А седах в олтарь святей Софии и причту церковному вседенчик синодик вецьне. . . Что суды церковные, то святей Софии. А кто нашего роду пограбить или отъиметь, того повелех владыце събором в синодице проклинати. . .По нашему мнению, существование грамоты князя Всеволода XII в. не может считаться доказанным. Анализ текста не позволяет относить памятник в целом ко времени ранее конца XIV в. Устав князя Всеволода определял размер пожалования и льготы этого князя новгородским церквам и владыке (св. Софии, церквам Бориса и Глеба и Ивана Предтечи). При этом права владыки были значительно ущемлены за счет расширения прав купечества Иванского ста. Эта грамота, как и «Рукописание» князя Всеволода, помогает изучению социально-экономической жизни Великого Новгорода, его административного устройства и правового положения новгородской церкви. Уставная грамота свидетельствует о попытке новгородского владыки ограничить в свою пользу некоторые из важнейших торговых привилегий новгородского купечества. Уставная грамота позволяет представить компетенцию суда, объем юрисдикции новгородского архиепископа в конце XIV в., в период борьбы новгородских церковников против усиливающегося влияния Москвы, основы и инициатора создания Русского централизованного государства.

«РУКОПИСАНИЕ» КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА МСТИСЛАВИЧА. «Рукописание» князя Всеволода (как называется публикуемый ниже документ в его второй редакции) — ценнейший памятник, сохранивший единственный дошедший до нас устав крупной торговой купеческой корпорации в Великом Новгороде. «Рукописание» помогает вскрыть общественно-политическую структуру феодальной Новгородской республики, черты ее экономической жизни. Основное содержание памятника заключается в утверждении устава крупной купеческой корпорации Великого Новгорода, патрональным храмом которой была церковь Ивана Предтечи на Опоках. «Рукописание» составлено от имени князя Всеволода Мстиславича (XII в.), хотя по своему содержанию, несомненно, является памятником конца XIV в. «Рукописание» дошло до нас в двух позднейших редакциях. Первая редакция известна по единственному Троицкому списку 60-х годов XVI в., его мы кладем в основу издания. Этот список является копией, сделанной с текста начала XV в. Вторая редакция, наиболее распространенная, прежде всего сохранилась в сборниках, содержащих Археографическую группу Пространной Правды. Сложилась она, очевидно, во время составления сборников археографического типа, т.е. около начала XV в.

НОВГОРОДСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА. Новгородская Судная грамота является весьма важным памятником древнерусского права XV в. Она содержит в основном постановления, относящиеся к судопроизводству и судоустройству Новгородской феодальной республики. Тем самым Новгородская Судная грамота служила существенным дополнением к Русской Правде, имевшей также хождение в Новгороде в качестве правового акта. Ни один исследователь, изучающий суд и право Древнего Новгорода, не может пройти мимо этого документа. В Новгородской Судной грамоте отчетливо выступает активная роль новгородского боярства в судопроизводстве и судоустройстве Новгорода. Грамота свидетельствует о том, что вече являлось по существу орудием в руках крупнейших новгородских землевладельцев. Основной целью новгородского суда было обеспечение классового господства их над массою непосредственных производителей. Вместе с тем под непосредственным влиянием Москвы в Новгородской Судной грамоте было введено ограничение самоуправства бояр и декларативно провозглашен «ровный» суд для бояр и молодших людей. Грамота сохранилась не полностью (конец ее отсутствует) в единственном списке 70-х годов XV в., находящемся в известном сборнике новгородско-двинских актов (там же находятся Коростынский договор 1471 г., договор Казимира с Новгородом 1470-1471 гг., Уставная Двинская грамота 1397-1398 гг. и др.). Сборник этот, как установил Л.В. Черепнин, был сделан для нужд новгородской политики Ивана III 70-х годов XV в. По вопросу о времени составления в источниках Новгородской Судной грамоты в литературе высказаны различные суждения. Одни исследователи основную редакцию памятника относили к 1440 г. (М.М.Михайлов, П.М.Мрочек-Дроздовский), другие — к 1446 г. (А.И.Филиппов, Б.М.Кочаков), третьи — к 1456 г. (И.Д. Беляев), четвертые — вообще к середине XV в. (В.И. Сергеевич, М.Ф.Владимирский-Буданов). При этом П.М.Мрочек-Дроздовский и Б. М. Кочаков считают, что первоначальная редакция памятника состояла из первых 24 статей, к которым лишь позднее приписаны ст.ст. 25-42. Один из исследователей — Л.В.Черепнин попытался расчленить этот памятник на более дробные части. Так к его первоначальной редакции 1389 г. он относит ст.ст. 1-5, 8, 13-19, 22-24, 30-32, 35, 39-41; к редакции 1422 г. — конец статьи 5, ст. ст. 6-7, 10-12, 20-21, 42; к редакции 1446-1447 гг. — ст. ст. 9, 26, 28-29, 33, 34, 36-38; к редакции 1471 г. — изменения в ст. ст. 2, 6, 10, 28, 42. При этом Л.В.Черепнин полагает, что Новгородская Судная грамота дошла до нас лишь в извлечениях, сделанных для производства Иваном III в 1475-1476 гг. суда в Новгороде. Однако не все выводы Л.В.Черепнина могут считаться доказанными. Относить отдельные статьи памятника к разновременным редакциям очень трудно, ибо все они подвергались позднейшей переработке. Несомненно в настоящее время только то, что Новгородская Судная грамота является памятником новгородского права XV в., дошедшим до нас в редакции 1471 г.

1470-1471 ДОГОВОРНЫЕ ГРАМОТЫ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА С ИВАНОМ III И С КАЗИМИРОМ IV. Договорные грамоты Великого Новгорода с Иваном III 1471 г. и проект договора с Казимиром IV рисуют общественно-политический строй Новгородской феодальной республики накануне ее включения в состав Русского централизованного государства. В проекте договора Новгорода с Казимиром IV отразилась реакционная попытка новгородского боярства, в целях противодействия объединительной политике Русского государства, опереться на польско-литовских феодалов. Коростынский договор 1471 г. с Иваном III был заключен после победы общерусских войск, возглавленных Москвою, над новгородцами на реке Шелони и знаменует собою важный этап в истории создания Русского централизованного государства. Договорные грамоты с Казимиром IV и Иваном III, являясь последними из числа договоров Новгорода с князьями, помогают представить развитие государственного строя Новгородской феодальной республики. Они представляют собою ценные памятники новгородского права XV в., служащие существенным дополнением к Новгородской Судной грамоте. Если в проекте договора с Казимиром IV отчетливо проявилось уходящее в прошлое право феодально-раздробленной Руси, отвечавшее интересам реакционно-боярской аристократии Великого Новгорода, то в московских условиях Коростынского договора 1471 г. отразилось общерусское право — право созидающегося централизованного государства. При оценке значения этого права нужно помнить, что «только страна, объединенная в единое централизованное государство, может рассчитывать на возможность серьезного культурно-хозяйственного роста, на возможность утверждения своей независимости. Историческая заслуга Москвы состоит в том, что она была и остается основой и инициатором создания централизованного государства на Руси.

1470-1471 гг. ПРОЕКТ ДОГОВОРА КОРОЛЯ ПОЛЬСКОГО И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ЛИТОВСКОГО КАЗИМИРА IV С ВЕЛИКИМ НОВГОРОДОМ.

ПАМЯТНИКИ ПРАВА ПСКОВА, 1266-1269 гг. РЯДНАЯ ТЕШАТЫ И ЯКИМА. Псковская феодальная республика выделилась из состава Новгородского государства в XIV в. Каи к в Новгороде, во Пскове вся власть находилась в руках крупнейших землевладельцев-феодалов, бесконтрольно распоряжавшихся вечем — высшим государственным органом Псковской республики. Из среды псковских бояр избирались посадники, тысяцкие и другие важнейшие должностные лица. В писцовых книгах XVI в. и в отдельных актах сохранились следы некогда весьма значительного землевладения псковского боярства, являвшегося основой его политической власти. Памятники права Древнего Пскова сохранились довольно плохо. Кроме Псковской Судной грамоты, до нас дошло всего немногим более десятка актов XIII-XV вв., основная часть которых относится в XV в. Рядная Тешаты и Якима — древнейший из числа дошедших в подлиннике псковских документов. До настоящего времени смысл этой рядной не вполне разъяснен. Скорее всего перед нами мировая (договорная) грамота двух лиц о взаимных расчетах в связи с выдачей замуж (женитьбой) Якима.

В конце можно отметить мнение С.В. Юшкова, что «…при составлении Судебников (1497, 1550) было использовано много норм, создавшихся в русских землях. Что это было вполне возможно и естественно, доказывает заимствование составителями Судебника (1497) довольно значительного числа статей из Псковской Судной грамоты…».

Обновлено: 10.07.2019 — 08:17

Автор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *